Воскресенье, 25.08.2019, 17:00

Наш город Division 9 3/4 Дивизион 9 и 3/4

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
RSS
Форма входа
Ссылки
Категории каталога
Alice-chan
Ко
Uchiha Sasuke
Поиск по заголовкам

Каталог статей


Главная » Статьи » ФАНФИКИ » Ко

Naruto: Брат (часть 3)
Фэндом:
Naruto
Название:
Брат
Автор:
Основные персонажи:
Итачи, Саске
Pейтинг:
NC-17
Жанр:
drama
Предупреждения:
смерть персонажа
Дисклеймер:
выгоды не извлекаю
Награды: лучший фанфик на Наруто-фесте
 
 

Никто даже не остановил его.

Он и не ожидал, что в половину шестого утра кто-то его остановит, но, тем не менее, подготовил отговорку, подготовил причину, по которой ему срочно понадобилось попасть за ворота Конохи. Полусонные стражники, вооруженные железным принципом "Всех выпускать, никого не впускать", не спросили, куда это он направляется. Да и с чего бы: конохским ниндзя он давно уже не числился, пленным не был, так что дорога открыта. Пыльная дорога, по которой Саске молча побрел от главных ворот, сразу же закрывшихся за его спиной.

Отошел Саске недалеко. Сделав сто шагов, он остановился и тупо посмотрел по сторонам, не очень понимая, куда ему теперь идти.

"В любом случае, идиотизмом будет идти по прямой дороге... - Саске задумчиво свернул в лес. - Или идиотизмом будет пытаться прятаться в лесу, где можно наткнуться на... не знаю, на кого-нибудь", - Саске через плечо посмотрел на оставленную им дорогу.

Внезапно что-то зашуршало в ближайших кустах. Саске резко обернулся и принялся внимательно разглядывать зеленые листья странного кустарника, пытаясь определить источник неестественного, совсем не лесного шума. Сделал шаг вперед, автоматически потянулся к сумочке, привязанной на бедро. Справку он в больнице брать не стал - смысла не было, - а вот оружием разжился. Все-таки шел в неизвестность.

Кусты не подавали признаков жизни.

Саске сделал еще шаг по направлению к ним. Вдруг шорох начал резко нарастать и удаляться, так что Саске прыгнул в кусты, пытаясь поймать кого-то, затаившегося там и надумавшего удрать. Если это шиноби Конохи, нужно сказать, чтобы возвращался обратно, пока не нахватал неприятностей на свою голову. Если это звуковик - убить не раздумывая. Особого труда это не составит: если тот пытался удрать, значит, осознает свою слабость, - а вот слежка от Звука ему, Саске, совсем не нужна.

Каково же было удивление Саске, когда он приземлился на какое-то гигантское растение, завернутое в форменный плащ Акацки.

Первой мыслью было бежать, но теперь уже его схватили за руку и не отпускали.

- Парень, давай договоримся, - донеслось откуда-то из огромных листьев, похожих на челюсти. - Ты меня не видел.

Саске немного ошалел от такой реакции.

- Я вас? - тупо спросил он.

- Да. А я тебя.

- И?

- И все, - странная конструкция, на которую приземлился Саске, скинула его с себя и оказалась человеком, как в пеленки, завернутым в хищного вида растение. - Считай, расстанемся друзьями, - человек усмехнулся.

- И вы не хотите меня убить? - недоуменно спросил Саске, поднимаясь на ноги.

- Много тебе чести, - фыркнул Акацки. - Всего доброго.

Он развернулся и стал как будто растворяться в окружающих его траве и деревьях, когда Саске, до сих пор не понимающий, почему Акацки так нагло его проигнорировал, заявил:

- Мне некуда идти.

Акацки приостановил таинственный процесс своего исчезновения и философски произнес, не поворачиваясь к Саске:

- Как бы я хотел, чтобы мне некуда было идти...

- И мне это не нравится.

- Мои соболезнования.

- Я хочу видеть Итачи! - Саске вдруг пришла в голову гениальная идея: он таки попытается уничтожить своего брата, тем более что Акацки, по слухам, ослабели, и бесстрастность странного парня-растения по отношению к Саске вполне можно отнести к факту, подтверждающему эти слухи. Он, Саске, падет смертью храбрых: за Учих, за Наруто и Сакуру, за всех Учих! От важности момента у Саске перехватило дыхание.

- И? - реакция со стороны Акацки подействовала на Саске, как ведро холодной воды.

- Что и? Я хочу видеть Итачи! Отведи меня к нему!

Кажется, Акацки прошептал что-то вроде "Черт с тобой!", а может, Саске просто показалось. В любом случае, он прекратил растворяться в воздухе и травах, вновь материализовался перед Саске и подскочил на ближайшую ветку.

- Пошли.

Часа через три безостановочной скачки с ветки на ветку они оказались в маленькой деревушке, расположившейся на краю леса. Пять-шесть домов, колодец, поле и несколько огородов. Идиллическую картину портили только наспех сколоченные кресты, рядком расположившиеся между двумя грядками с капустой.

- Что здесь произошло? - пораженно спросил Саске. Ему слабо представлялось, чтобы Акацки хоронили своих жертв.

- Эпидемия, - равнодушно ответил Акацки. - Никому не понятная болезнь, от которой попередохло все небольшое население деревушки. Хоронили их не мы, это они сами, друг друга, - пояснил он, предугадывая вопрос Саске. - А эпидемия наша. Так что тебе стоило подумать, перед тем, как требовать встречи с Итачи.

- А как же быть с последним жителем? - спросил Саске, чтобы хоть что-то спросить. - Кто хоронил его?

- Никто, - Акацки обернулся и растянул губы в улыбке, обнажив неестественно заостренные зубы. Саске передернуло от отвращения.

- Кого я вижу! - раздалось вдруг откуда-то со стороны леса. В следующую секунду из-за деревьев вышел синекожий напарник Итачи. - Никак Зецу взял языка!

- Заткнись, - Акацки, которого синий назвал Зецу, ответил резко и грубовато. - Я наткнулся на него у Конохи.

- Правда? - синий издевательски усмехнулся. - А на Пятую ты там не наткнулся? Тебя за кем посылали?

- Какого дьявола вы орете?! Мешаете спать! - донеслось из окна ближайшего домика.

- Не поминай дьявола, прогневаешь богов! - в один голос откликнулись Зецу и синий, потом переглянулись, готовые засмеяться, но присутствие Саске их остановило.

- К дьяволу богов... - голос, доносящийся из избушки, был раздраженным и усталым. - И вас к дьяволу...

Синий хмыкнул. Потом наткнулся взглядом на Саске и снова принялся возмущаться:

- Так за кем тебя посылали, Зецу? - несмотря на выказанное скептическое отношение к воплям из избушки, голос его звучал тише.

- Я помню, Кисаме. Я помню. Но наткнулся я на него.

- А я, мать твою, на белочку в лесу наткнулся, мне ее тоже сюда привести? - синий, названный Кисаме, сжал зубы.

Саске понял, что про него еще долго не вспомнят, и огляделся. Внезапно из одного домика, находящегося у самого края леса, выбежала девочка на вид лет пяти. Абсолютно не боясь мужчин странного вида с форменных черно-красных плащах, она проследовала мимо них к грядкам, у которых возвышались кресты. По дороге она срывала цветы и собирала их в маленький букетик, который, оказавшись у самого крайнего креста, положила на землю. После встала на колени и, сцепив руки перед собой, наклонила к ним голову, словно в молитве.

Саске едва удержался, чтобы не подбежать к ней и умолять ее уносить ноги из этой деревушки. Он в ужасе представил, что Акацки могут сделать с ней, вспомнил ужасающие зубы Зецу и почувствовал, как к горлу подступает комок.

Однако Акацки не среагировали на нее, продолжая свою перепалку.

- Допустим, - насмешливо процедил Кисаме. - А что ты скажешь Лидеру?

- Он и не узнает, - Зецу вскинул руки в каком-то оправдывающемся жесте. - Итачи убьет мальчишку до прихода Лидера.

- Надейся, Зецу... - Кисаме только покачал головой. - Тогда стоит найти Итачи и обрадовать его прямо сейчас.

- Где он?

Кисаме приподнял бровь.

- С чего ты взял, что я намерен помогать тебе?

- Урод, - огрызнулся Зецу и направился в сторону леса, растворяясь в траве.

- И зачем же ты пришел, Саске? - скучающе протянул Кисаме.

Саске не сразу понял, что обращаются к нему. Потом обернулся, прекратив сочувственно разглядывать девочку.

- Я пришел отомстить. Странно, что вы не набросились на меня, как в прошлый раз.

- Положение дел изменилось, - безразлично пояснил Кисаме.

- Так быстро? - не менее безразлично поинтересовался Саске.

- Просто ты застал это изменение, вот и все. Обычно состояние стабильно.

Объяснения Кисаме ничего не проясняли, скорее, позволяли им скоротать время до появления Итачи.

Вдруг дверь ближайшего домика распахнулась, и на пороге появился парень, нападавший на Саске несколько дней назад, обладатель уродливого оружия с тремя лезвиями. Плаща на нем не было, вид какой-то сонный и измученный. При взгляде на Саске на его лице отразилось искреннее раздражение и какая-то усталость.

- Великий шпион снова с нами? - скептически протянул он.

- Это не великий шпион, - поправил парня Кисаме. - Кстати, ты проиграл.

- О чем это ты? - парень непонимающе уставился на синего.

- Помнишь, ты утверждал, что он якобы почувствовал слабость Итачи и поэтому напал на него?

- Допустим.

- А я говорил, что он просто идиот, вооруженный жаждой мести?

- Допустим.

- Так вот, он просто идиот. Ты проиграл.

Саске такое обращение порядком вывело из себя.

- Эй, что происходит?

В любой другой ситуации он счел бы за лучшее молчать. Впрочем, он и сейчас считал, что лучше было бы промолчать. Почему в таком случае не промолчал? Саске не знал.

- Ты не великий шпион, - пояснил Акацки. - Обидно. Я думал, Орочимару сумеет воспитать кого-то стоящего. Впрочем, стоило ли ждать этого от подчиненного Сасори? Притом что Сасори убила какая-то истеричная девица...

- Может, ты не будешь сильно распространяться о наших проблемах? - одернул его Кисаме. - Мне кажется, Лидер не велел нам трепаться о тонкостях нашего нынешнего положения на каждом углу.

- Брось, - хмыкнул парень. - Мальчишка не доживет и до вечера.

Саске хотел, было, выдать еще что-нибудь в стиле его предыдущего вопроса, пытаясь такой вот деланной бравадой разогнать наступающий страх, но не успел, потому что за его спиной вдруг совершенно неожиданно раздался знакомый до дрожи голос:

- А вот и мой братик!

 

Когда Саске влетел в услужливо распахнутую Кисаме дверь погреба и сильно ударился спиной о стену, он уже проклинал себя за то, что остановил Зецу. Не так уж сильно ослабели Акацки. Не такой уж заметной была слабость его брата, мельком упомянутая парнем, который говорил с Кисаме. Гораздо заметнее была его собственная слабость.

"Пожалуй, стоило остаться в Конохе до момента полного выздоровления, - упрекал себя Саске, сползая по стене. - Орочимару не стал бы так быстро снаряжаться на его поиски... хотя... времени до следующего переселения остается все меньше. Паника с его стороны была бы объяснима. Значит, я правильно ушел из Конохи? Или... черт, я все делал правильно! Если бы только меня не поразила эта странная покорность Зецу... какой же я идиот..."

Пока он размышлял, Итачи осыпал его и без того слабое тело все новыми и новыми ударами. Саске их как будто не замечал: он мешком свалился под ноги Итачи и сгруппировался, защищая жизненно важные органы.

Вдруг удары прекратились. Саске облегченно вздохнул, но не успел успокоиться, как Итачи схватил его за волосы и заставил посмотреть себе в глаза.

- Маленький братик... - губы Итачи растянулись в жестокой улыбке. - Саске, малыш Саске... зачем же ты пришел? Ты соскучился?

- Я пришел мстить, - проговорил Саске, стараясь сдержать слезы. Однако Итачи так сильно ухватил его волосы, что несколько слезинок невольно скатилось по его щекам.

Итачи будто не слышал его. Он потянул Саске вверх, по-прежнему не отпуская его волос, заставил сесть. Саске безвольно оперся о стену, молясь, чтобы кто-нибудь окликнул Итачи. Но никого не было: посмотрев, как легко Итачи справляется с братом, те успокоились и оставили их.

- У тебя такие мягкие волосы, - совершенно неожиданно заключил Итачи, наваливаясь на Саске и зарываясь носом в его волосы. - Видно, ты не бедствовал у Орочимару...

Саске не отвечал, только недоуменно смотрел на брата и отчаянно хватал ртом воздух. Его нос был плотно прижат к ложбинке между ключиц Итачи.

- Маленький, - Саске казалось, что Итачи поцеловал его макушку, но он не стал заострять на этом внимание. - Я же знал, что ты возненавидишь меня... а я не мог остаться... не мог...

Саске сделал вид, что кивнул, и наконец смог вздохнуть носом. В ноздри ему ударил запах крови, костра и чего-то родного - чего-то такого, что исходило от Итачи, когда тот тащил его по деревне на спине.

- Ну как бы я остался? Я не такой, как вы все. Как Учиха, - Итачи обнял ладонями лицо Саске и заставил его поднять голову. Глядя ему в глаза, Итачи продолжал:

- У меня нет этого кроткого нрава, с которым все вы, наплевав на собственные возможности, служите деревне... Вы пытаетесь укладываться в рамки закона, в то время как более половины наших техник, соблюдая законы Конохи, изучить просто невозможно. Что случилось бы со мной? - если Итачи и оправдывался, то ему явно не хватало горести и вины в глазах. Если издевался, то Саске явно не хватало воображения, чтобы почувствовать издевку. Воображения ему хватало лишь на то, чтобы вспомнить, каким жалким был Итачи - за решеткой конохской тюрьмы, с перевязанными пустыми глазницами.

- Отпусти... - прохрипел Саске, почувствовав, как хватка Итачи становится сильнее.

Но тот снова его не услышал.

- Ты подавал надежды, - сказал вдруг Итачи, погладив ладонью плечо Саске. - Ты доверял мне больше всех остальных. Вот только ждать больше было нельзя...

- Чего ждать? - спросил Саске с наигранным интересом. На самом деле, ему было все равно, чего нельзя было ждать Итачи, гораздо больше его интересовала рука Итачи, прокравшаяся под его футболку: что-то было неправильное в том, что пальцы Итачи больше не стремились причинить ему боль, а продвигались все ниже скользящими, мягкими движениями.

Итачи не обратил на вопрос никакого внимания.

- Они... понимаешь, нам надо было их найти... нам и сейчас надо! Ты бы не понял! Убить всю семью - и ради чего! Именно так сказал бы ты... а я знал, что семья - ничто. Они боялись меня, Саске... - шептал Итачи, подвигаясь к Саске еще ближе. - Боялись с того дня, как я получил мангеке. Нет, они не знали, но чувствовали... Мне нужна была эта техника... нужна, как никому другому! У меня было право... а они учинили охоту на меня. Ты сам видел. Я благодарен тебе. Если бы не ты, я сорвался бы уже тогда. Но я ждал момента. Мне нужно было убить всех Учиха, чтобы у Конохи не было возможности меня разыскать... мне нельзя было умирать... нельзя, понимаешь? - Итачи говорил и говорил. Саске почти не слушал его, только с недоумением и ужасом следил за тем, как Итачи раздевает его, укладывает на холодный пол погреба.

Движения рук Итачи были на удивление умелыми, сам Итачи говорил хоть несколько прерывисто, но спокойно, как будто рассказывал эту историю не в первый раз. Все это казалось Саске очень странным, но придумать этому какую бы то ни было причину он не мог.

- Меня звали. Он меня звал. Он говорил... говорил про животных. Он много знает про животных, тех самых, Хвостатых - так мы их зовем... - Итачи справился с его футболкой, перешел к поясу брюк. - Ты даже представить не можешь, сколько он о них знает... он изучал их, долго, еще раньше, чем я встретил его... Мне было десять, когда я его встретил. И я все понял. У него уже было несколько человек... он собрал остальных, он взял меня к себе... мне казалось, мы можем все. Казалось, нас должны понять... но вы так цепляетесь за чужие жизни! Почему? Вы проклянете оставшихся в живых, когда придет время! Почему вы цепляетесь за этого Наруто, почему?! Осталось немного - и грянет буря! Он не справится, не сможет контролировать зверя... А мы сможем! Какого черта? - лицо Итачи вдруг стало очень злым, и он ударил Саске по лицу.

Саске попытался сгруппироваться, чтобы снова начать защищаться от ударов, но Итачи не дал ему этого сделать.

- Не смей... Я хочу посмотреть на тебя... - он погладил грудь Саске, затем его ладонь спустилась на живот, скользнула по бедру. По коже Саске побежали мурашки. - Какой ухоженный у меня братец... Для Орочимару старался?

- Не понимаю...

- Старый болван наверняка не смог пройти мимо... Я его знаю. Знаешь, почему Лидер его выгнал? Это я попросил. Орочимару, конечно, никогда не признается, что его вышвырнули из Акацки, но так и было. Из-за меня. Он хотел от меня то, что, очевидно, смог получить от тебя... - резким движением руки Итачи раздвинул ноги Саске, прикоснулся холодными пальцами к ягодицам. - Позволишь мне проверить? - Итачи нехорошо усмехнулся, Саске дернулся, но хватка Итачи, на первый взгляд расслабленная, оказалась неожиданно сильной, и Саске смог лишь крикнуть, когда почувствовал пальцы брата внутри себя.

- А! Прекрати! Какого черта ты делаешь?!

Итачи снова не среагировал на него.

- Надо же, как туго... он давно не делал этого с тобой? - Итачи искренне изумился.

- Отпусти, - на глаза Саске наворачивались слезы, настолько это было больно.

- Маленький брат... - Итачи навалился на него. Саске почувствовал необычно жаркое дыхание брата на своей щеке. - Какой же ты глупый... Ты не понял меня, ты никогда бы не понял меня, не понимаешь и сейчас... Саске!

- Итачи, пожалуйста, - Итачи навалился на вывихнутую руку Саске, и у того потемнело в глазах от боли. - Мне очень больно... очень...

- Ты хоть представляешь, как больно мне? Что ты думаешь?! Каково мне было все эти годы?! - Итачи подскочил, и на лицо Саске посыпались удары. Саске принимал их со спокойным равнодушием, прислушиваясь к отступающей боли в руке. - Смотри на меня! Смотри! - кричал Итачи, прекращая колотить Саске, опираясь на дрожащие выпрямленные руки, установленные по обе стороны от головы Саске. - Смотри... - Итачи опустил голову, посмотрел прямо в пустые глаза Саске. Затем укусил того в шею. Саске слегка зашипел. Итачи продолжил укусы, чувствуя, как вкус маленького брата наполняет его, вызывает в воображении забытые образы. Малыш был таким вкусным... сладким...

Руками Итачи нашел маленькие ладошки брата, схватил их в охапку и распял его под собой. Что-то хрустнуло в братишкином левом плече, и тот тихонько вскрикнул. Обнаженный, взмокший, покрытый ссадинами и еще не запекшейся кровью, он был просто прекрасен. Итачи залюбовался им.

Потом ему показалось, что кровь несколько портит его совершенного братишку... Итачи принялся языком собирать ее с хрупкого маленького тельца: двигаясь вниз от самых кончиков волос, обрамляющих высокий чистый лоб Саске, к губам Саске, к шее Саске, к плечам Саске... Саске. Его маленький брат - спустя столько лет - здесь, рядом с ним.

Сердце Саске колотилось, как безумное. Со стыдом Саске вынужден был отметить, что прикосновения брата с каждым мгновением становятся все приятнее. С минуты на минуту Итачи это заметит - и прекратит, потому что вряд ли его целью является доставить Саске удовольствие. Итачи все не замечал. Когда вылизывал - старательно, аккуратно - голубую венку на шее Саске, не замечал. Когда обводил языком левый сосок Саске, не замечал. Странно, ведь именно в этот момент предательски колотящееся сердце Саске было к нему ближе всего.

Итачи вдруг надоело сжимать ладони Саске. Прогладив пальцами по всей длине его рук, Итачи подоткнул ладони под его спину и потянул его на себя. Саске безвольно уселся на колени брату, положив голову тому на плечо. Теперь дыхание Итачи обжигало его ухо, пальцы Итачи гладили ягодицы, а живот Итачи, закрытый приятной на ощупь тканью форменного плаща, иногда дразняще касался его напряженного члена. И приходилось кусать губы, чтобы не застонать.

Итачи чувствовал, что одежда мешает ему все больше. Чуть отстранив от себя Саске - и не без усмешки отметив возбуждение последнего, - он стянул с себя плащ и футболку. Талисманы, болтающиеся на шее, приятно холодили разгоряченную кожу.

- Малыш, - хрипло проговорил Итачи и вновь притянул брата к себе. Одной рукой гладя спину Саске, другой Итачи расстегнул брюки. Саске как-то лениво закопошился, протестуя тому, что сейчас должно было произойти. - Все будет хорошо, братишка, - шептал Итачи успокаивающим тоном, с которым совсем не сочеталась его пугающая жестокая ухмылка, - Не суетись. Расслабься.

Саске послушно расслабился, но тут же пожалел об этом. Итачи как будто разрывал го изнутри, терпеть эту боль было просто невыносимо. Саске хотел закричать, но не смог: крик застыл у него в горле. Ему оставалось только открывать и закрывать рот, как рыбе, выброшенной на берег. По щекам текли соленые слезы.

Итачи захрипел: трение было слишком сильным. Впрочем, уже через минуту кровь Саске окутала его напряженный ствол, и Итачи с головой кинулся в нахлынувшее наслаждение. Саске вел себя на удивление тихо, но Итачи не стал акцентировать на этом внимание. Так даже проще... гораздо проще, чем обычно...

"Чем обычно... - Итачи вдруг задумался. - Обычно..."

Но уже в следующий момент все мысли вылетели из головы Итачи: настолько сладким было его слияние с братом. Горячие мышцы Саске обхватывали его и сжимали сильнее, неумолимо подталкивая к оргазму. Держаться дольше становилось все менее возможным. Движения Итачи стали резкими, быстрыми, полными надежды на скорую разрядку.

Вскоре Саске почувствовал особенно сильное движение брата, услышал хриплый сладкий стон... и почувствовал ладонь на своей шее. Кричать он по-прежнему не мог... Итачи все сильнее сжимал его горло, делая последние рывки... Саске провалился в темноту.

 
Категория: Ко | Добавил: Division (20.07.2008)
Просмотров: 2871 | Рейтинг: 4.5/2 | |
Division 9 3/4 © 2019